Источник: Медиазона

«Медиазона» опубликовала историю жительницы Читы, ставшей обвиняемой по статье об оправдании терроризма из-за публикации во «ВКонтакте». Она утверждает, что после первого обыска у нее дома оперативник забайкальского Центра «Э» предложил ей помочь и добиться более мягкого приговора, а взамен попросил следить за участниками профсоюза «Союз ССР» в Чите — организации, отрицающей распад СССР и не признающей легитимность Российской Федерации. Эта история, считает главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов, демонстрирует работу Центра «Э» изнутри.

Уголовное дело в отношении жительницы Читы завели по рапорту оперативника Центра «Э». Он же завербовал ее

В марте 2019 года 31-летняя Виктория (фамилия не раскрывается по ее просьбе) опубликовала во «ВКонтакте» запись о массовом убийстве, совершенном в мечетях новозеландского города Крайстчерч. «Кому-то жаль их? Мне нет. И вот почему», — начиналось ее сообщение. Она написала, что мусульмане в Новой Зеландии «устраивали почти открытые фестивали, на которых открыто радовались убийствам и зверствам боевиков». По словам Виктории, она скопировала запись из паблика в ВК, где обсуждалось нападение на мечети. Ее пост увидели 11 человек, после чего она удалила публикацию. Однако оперативник Центра «Э» майор Александр Петров успел сделать скриншот записи.

14 января 2020 года в квартиру, где Виктория живет с родителями, пришли с обыском. Следственные действия проводились по рапорту майора Петрова, который также присутствовал при обыске. По его требованию Виктория передала флешки, ноутбук и телефон, после чего ее увезли на допрос. На другой день она вновь встретилась с майором Петровым. Он решил передать ей копию протокола обыска и предложил сотрудничество. Петров пообещал Виктории выдать справку для суда о том, что она помогала полиции, — и предложил внедриться в профсоюз «Союз ССР». Оперативник назвал работу этой организации деструктивной и заявил, что активисты читинской ячейки профсоюза нападают на отделения судебных приставов.

Через три дня Виктория согласилась сотрудничать с МВД. Майор Петров дал ей ссылку на телеграм-чат, где общались около тысячи человек из разных городов России. Виктория написала в чате, что решила вступить в профсоюз по совету друга из Донбасса. Затем ее добавили в видеоконференцию в Zoom, где, сменяя друг друга, выступали активисты «Союза ССР»: в частности, они рассказывали о том, что СССР существует до сих пор, а РФ — это коммерческая организация, или делились советами, как не платить по кредитам.

Оперативники МВД давали женщине задания и снимали на видео ее встречи с «Союзом ССР». Она решила, что ее хотят подставить

В конце января одна из участниц профсоюза предложила Виктории встретиться. Она согласилась и рассказала об этом майору Петрову. Двое оперативников Центра «Э» провели с ней инструктаж: они потребовали узнать, где собирается и чем занимается местное отделение «Союза ССР», а также выдали записывающую технику. Виктория встретилась с активисткой профсоюза на вокзале — майор Петров и его коллега снимали происходящее на видео. По словам Виктории, после трех часов общения она пришла к выводу, что «Союз ССР» напоминает ей секту.

В начале февраля, также по заданию Центра «Э», Виктория около шести часов общалась с руководителем читинского отделения «Союза ССР» Еленой Усовой. Затем она сообщила полицейскому, что считает Усову «нормальным человеком». Сама Усова рассказала «Медиазоне», что к моменту общения с Викторией перестала участвовать в акциях профсоюза, посчитав их бессмысленными.

Вскоре, говорит Виктория, она поняла, что сторонники «Союза ССР» не представляют никакой опасности. Она перестала за ними следить, но прямо от сотрудничества с полицией не отказалась. На все вопросы майора Петрова она отвечала, что активисты и лидеры организации ничего ей не рассказывают. Елене Усовой Виктория сообщила, что ее пытались внедрить в «Союз ССР» в качестве агента (когда это произошло, непонятно).

«У меня создалось впечатление, что [полицейские] хотят, чтобы я залезла в эту группу, а потом меня вместе с этой группой туда еще к моему делу припишут. „Посмотрите, она не белая и не пушистая на самом деле“», — говорит Виктория.

17 февраля, спустя месяц после начала сотрудничества с Центром «Э», Следственный комитет возбудил в отношении Виктории уголовное дело по статье об оправдании терроризма — из-за публикации о массовом убийстве в Новой Зеландии. На следующий день ее допросили в качестве подозреваемой.

Оперативник Центра «Э» предложил «агенту» 10 тысяч рублей в месяц за «плотную» слежку за оппозицией. Она отказалась — и сразу стала обвиняемой

3 июля майор Александр Петров сделал Виктории новое предложение о сотрудничестве — под прикрытием присоединиться к Народно-патриотической партии России. Оперативник описал партию как оппозиционную и заявил, что ее участники «реально с оружием связаны». Петров предложил Виктории «плотно» участвовать в деятельности организации и пообещал ежемесячно платить по 10–11 тысяч рублей. «Нам они очень нужны, — объяснял полицейский. — Мы уже всю плешь из-за них съели. Потому что они нас… Подпрыгиваем мы из-за них, из-за этой всей ерунды». Виктория записала этот разговор на телефон и затем передала запись редакции «Медиазоны».

В тот же день оперативник в телеграме предложил ей дать показания против жителя Читы Алексея Закружного (видеоблогер Леха Кочегар), в отношении которого возбудили дело о призывах к массовым беспорядкам. По словам Виктории, ранее майор также предлагал ей мониторить соцсети и делать скриншоты сомнительных записей (она отказалась).

Через три дня Виктория сообщила сотруднику Центра «Э», что не станет внедряться в Народно-патриотическую партию и давать показания по делу Лехи Кочегара. Спустя неделю следователи вновь провели в ее квартире осмотр. А 14 июля предъявили обвинение в оправдании терроризма — до этого она была подозреваемой.

27 июля майор Петров встретился с Викторией в последний раз. Полицейский узнал, что она рассказала Еленой Усовой из «Союза ССР» об агентурной деятельности, а адвокату Лехи Кочегара — о том, как ей предлагали дать показания против блогера. На встрече Петров потребовал выключить телефон, поэтому Виктория не смогла записать разговор. По ее словам, оперативник говорил, что его отстранили от работы на время служебной проверки. Петров, утверждает женщина, пообещал испортить ей жизнь и пригрозил уголовным делом о разглашении государственной тайны. «Говорил, что сейчас в ЦПЭ на него все тычут пальцем. Что я нарушила его размеренный уклад жизни. Спрашивал, за что? Ведь он мне так хотел помочь!» — передает его слова Виктория.

11 августа прокуратура передала в суд уголовное дело об оправдании терроризма, возбужденное в отношении Виктории. Когда начнется судебный процесс, пока неизвестно.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *