10 февраля прошлого года в Пензе семерых молодых людей приговорили к лишению свободы на сроки от 6 до 18 лет по так называемому делу «Сети». Развернулась мощная кампания поддержки осужденных, которая сошла на нет после появления в «Медузе» публикации о том, что некоторые осужденные могут быть причастны к убийству своих товарищей: Артема Дорофеева и Екатерины Левченко. Расследование убийства Дорофеева и Левченко взял под контроль глава СКР Александр Бастрыкин.

Радио Свобода попыталось выяснить, что происходит в этом резонансном уголовном деле год спустя: по имеющейся информации, до сих пор нет даже официальных подозреваемых, а осужденные по делу «Сети» подвергаются давлению в колониях.

Недотерроризм

Основные обвинения по делу «Сети» касались террористической деятельности, которой якобы занимались осужденные (семеро в Пензе и трое в Санкт-Петербурге). Они якобы создали террористическую организацию с анархистской идеологией, хотя следствию не удалось найти ни одного плана подготовки теракта.

Большая часть осужденных и некоторые свидетели заявляли о пытках во время задержания или в ходе следствия, в доказательствах по делу защита находила множество несостыковок и фальсификаций.

Сами осужденные знали друг друга, но не признают, что были членами организации: они иногда вместе ходили в походы и участвовали в страйкбольных тренировках, в разное время и в разной степени интересовались анархизмом. «Лидеры террористической организации», Дмитрий Пчелинцев и Илья Шакурский (получили 18 и 16 лет лишения свободы) незадолго до ареста подрались из-за девушки и перестали общаться.

Аресты по делу «Сети» прошли в конце 2017 и начале 2018 годов. Интерес ФСБ в Пензе к анархистам появился ещё в начале 2017 года: молодые люди – многим из них тогда не исполнилось и двадцати – подвергались задержаниям и избиениям. Некоторых из них подозревали в обороте наркотиков. Из-за прессинга ФСБ многие молодые люди покинули Пензу, в их числе Артем Дорофеев и Екатерина Левченко.

Затем в лесу в Рязанской области – соседней с Пензенской – нашли труп, который только к февралю 2019 года был идентифицирован как Артем Дорофеев. Екатерина Левченко оставалась пропавшей без вести.

К этому моменту задержанные за «Сеть» уже больше года находились в СИЗО в Пензе. Пензенское ФСБ, понимая, что Дорофеев – приятель многих задержанных и тоже потенциальный фигурант этого уголовного дела, не стала заниматься расследованием убийства, сосредоточившись на достаточно абсурдных обвинениях в терроризме.

Алексей Полтавец – молодой человек, живший в Пензе и общавшийся в этой же компании, ему удалось покинуть Россию и поселиться в Киеве. После приговора в Пензе Полтавец дал интервью «Медузе», в котором заявил, что это он убил Дорофеева и Левченко вместе с Максимом Иванкиным (получил 13 лет лишения свободы по делу «Сети»). Якобы убийство Левченко и Дорофеева было неким коллективным решением «Сети». Также Полтавец назвал точные координаты в лесу, где вскоре после интервью был выкопан труп Левченко.

Вскоре Екатерина Фролова, бывшая девушка Полтавца, дала интервью «Медиазоне» и «7х7», в котором заявила, что и Дорофеева, и Левченко Полтавец убил один, исключительно по собственной инициативе.

Фролова отказалась давать комментарии Радио Свобода, на момент публикации от Полтавца не был получен ответ на предложение об интервью.

Радио Свобода связалось с адвокатом Полтавца (он просил не упоминать его имя в тексте). Адвокат говорит, что Полтавец пока не был допрошен по делу об убийстве, и до сих пор не является официальным подозреваемым по делу.

На момент публикации на вопросы Радио Свобода не ответила и пресс-служба СКР.

Недорасследование

После резонанса в СМИ дело об убийстве Дорофеева и Левченко забрали из Рязани в Москву, в Главное следственное управление СКР, с тех пор прошло больше года.

– К сожалению, я дала подписку о неразглашении. И, честно говоря, знаю совсем немного. Оценить работу следствия тоже не могу, так как совсем нет опыта в таких делах, – говорит Татьяна Левченко, мать убитой девушки.

Адвокат семей Левченко и Дорофеева Алексей Михальчик также говорит, что связан подпиской о неразглашении.

– Срок расследования в очередной раз продлен, теперь до лета. Сроки привлечения к ответственности явно провисают, хотя объем работы следствие проделало достаточно большой.

Собеседники Радио Свобода, близкие к расследованию, отмечают два фактора, мешающие установить убийц.

Россия пыталась добиться выдачи Полтавца, но Украина по неизвестной собеседникам причине проигнорировала этот запрос: несмотря на противостояние из-за Крыма и Донбасса, выдача подозреваемых в уголовных преступлениях между двумя странами продолжается.

Интервью Полтавца «Медузе» не может быть доказательством в уголовном деле: молодого человека надо официально допросить. Московские следователи вели переговоры с Полтавцом, но в результате отказались допрашивать его удаленно по видеосвязи: несмотря на то что такая процедура используется в современных расследованиях преступлений.

В рамках уголовного дела об убийстве в лесу не допрошены даже осужденные по делу «Сети» – об этом Радио Свобода рассказала мать Михаила Кулькова и адвокаты Ильи Шакурского и Максима Иванкина. Хотя еще год назад, после публикации «Медузы», осужденные по делу «Сети» делали коллективное заявление с просьбой официально допросить их по этому уголовному делу.

В конце марта и начале 2021 года к Кулькову (отбывает наказание в Марий Эл), Шакурскому (отбывает наказание в Мордовии) и Иванкину (в колонии в Чувашии) приходили сотрудники ФСБ и/или следователь СКР по фамилии Косенко.

– С [Шакурским] пытались разговаривать по вопросам, не связанным с исполнением наказания и приговором. Он сказал, что готов отвечать в присутствии адвоката, – рассказывает адвокат Сергей Моргунов.

Моргунов предполагает, что речь идет о деле об убийстве в лесу.

– Мой сын говорит: я по этим событиям ничего не знаю, я в это время находился под домашним арестом. Почему вы пришли с допросом, а где адвокат? Следователь шесть часов пытался добиться показаний, Миша говорит: «В деле [«Сети»] есть телефон адвоката: если вы дело не раскрывали, я могу номер продиктовать», – рассказывает мать Михаила Кулькова Елена Самонина.

– Мой ордер, мой номер телефона в деле есть, абсолютно непонятно, что мешало допросить с адвокатом. Давая показания в моем присутствии, Максим не будет волноваться. Они же хотят, оказав на него давление, получить нужные для себя показания. Расследование идет уже давно, может быть, надо показать активность для продления срока следствия, – рассказывает адвокат Иванкина Константин Карташов.

После того как Кульков, Иванкин и Шакурский отказались давать показания в колониях без адвокатов, следователь и сотрудники ФСБ уехали, а осужденные синхронно оказались в штрафных изоляторах. Формальные поводы – опустил уши у шапки-ушанки в тридцатиградусный мороз, переодевался на рабочем месте, якобы посещал магазин при колонии без обязательного сопровождения сотрудника ФСИН и т. п. Радио Свобода направило вопросы в пресс-службу ФСИН России, на момент публикации ответы получены не были.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *