Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обязал Россию выплатить компенсацию в размере 65 тысяч евро россиянке Надежде Чертовских, сын которой скончался в 2013 году после избиения сотрудниками следственного изолятора. Об этом «Новой газете» рассказали в Комитете против пыток.

Суд постановил, что в отношении погибшего Владимира Ткачука была нарушена статья 2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод («Право на жизнь»).

В сентябре 2013 года мать Ткачука Надежда Чертовских сообщила, что ей позвонил неизвестный и рассказал, что ее сына до смерти забили сотрудники СИЗО № 2 города Орска Оренбургской области. Туда Ткачука прикомандировали для отбывания наказания из колонии-поселения № 11 в качестве хозяйственного работника.

Как сообщают в «Комитете против пыток», расследование по факту смерти Ткачука изначально велось «вяло и безынициативно». В частности, следователь Анастасия Чичина шесть раз выносила постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, утверждая, что полученные многочисленные травмы у Ткачука — результат падения на него доски. Впоследствии правозащитники подавали жалобы, отказы признавались незаконными и отменялись.

Со слов следователя, у стены стояла доска шириной 30 и толщиной 5 сантиметров (длину доски следователь не определила, обозначив «примерно в 2–3 метра»). Такими досками осужденные обычно стелили полы в помещении.

«Собственно, «доску-убийцу» следователь и не видела, а просто поверила сотрудникам СИЗО № 2 на слово. И вот эта доска, будто бы, возьми да и упади на голову Владимира Ткачука. Вот только судя по характеру и количеству повреждений, доска эта падала несколько раз…», — рассказывают в «Комитете против пыток».

Позднее заключением специалиста ФГКУ «111 Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз» Минобороны России было установлено, что «характер закрытой черепно-мозговой травмы у Ткачука В.И. указывает на то, что она образовалась в результате неоднократных ударов тупым твердым предметом (предметами) с преобладающей травмирующей поверхностью в лобную, теменные, височную и затылочную области головы».

Сотрудники СИЗО утверждали, что Ткачук получил травму на производстве второго сентября, впоследствии его водворили в ШИЗО якобы за то, что он отказался встать по команде «подъем». Как утверждали свидетели, во время нахождения в ШИЗО Ткачук просил оказать ему медицинскую помощь, жаловался на головную боль и очень плохое самочувствие, в течение последних суток перед смертью он был в бреду и не понимал, где он находится. Врачи к нему прибыли только тогда, когда тот уже был в коме, и констатировали смерть.

Уголовное дело по этому факту было возбуждено только спустя полгода, однако дело шесть раз прекращалось, каждый раз правозащитники обжаловали постановления следователей.

Однако 4 мая 2016 года правозащитники подали в жалобу в ЕСПЧ. Уже 7 июня 2017 года в рамках расследования уголовного дела по факту смерти Ткачука задержали двух высокопоставленных сотрудников СИЗО № 2: начальника учреждения Евгения Шнайдера, который позже признал свою вину в превышении должностных полномочий с применением насилия (п. «а» ч. 3 ст. 286 УК) и начальника оперативного отдела Виталия Симоненко (задержан по той же статье). Именно Шнайдер, как заявили правозащитники, нанес несколько ударов в область рук и грудной клетки Ткачуку. В ходе предварительного следствия в уголовном деле появились еще двое потерпевших, избитых Симоненко в тот же день.

В марте 2018 года Советский районный суд Орска Оренбургской области приговорил Шнайдера к двум годам лишения свободы, Симоненко — к четырем годам колонии общего режима. Уже в апреле 2019 года оба были освобождены условно-досрочно.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *